Отставной сержант американской морской пехоты, после выхода на пенсию, устроился учителем старших классов в американскую школу, расположенную в далеко не самом благополучном районе. Так получилось, что за две недели до начала учебного года отставной солдат травмировал спину, и посему был вынужден под рубашкой носить поддерживающий гипсовый корсет.
В первый день занятий сержанта отправили в класс с самыми трудными подростками (ну а кому ещё поручить, как не отставному сержанту морской пехоты). Сержант — инструктор был опытным воякой и понимал, что ученики попробуют испытать на прочность его, закалённый морями и битвами, характер. Войдя в учебную комнату, новоиспечённый учитель открыл настежь окно и, расстегнув пиджак, уселся за стол. С первым же порывом ветра, ни чем не сдерживаемый галстук, оказался у сержанта на плече. С суровым, осуждающим фривольность предмета одежды, взглядом сержант взял со стола степлер и приколотил галстук на 7 скрепок к груди.
Никто и никогда после этого случая не осмеливался спорить с грозным солдатом.

Переправа «Порт Крым — Порт Кавказ». Я — девушка. В багаже шокер. Прохожу досмотр — вроде норм, можно проносить. Уже в автобусе догоняют таможенники и кричат:
— Отдай шокер!
— Что?! Вы же разрешили.
— Ты — девка красивая, тебя всегда защитят! А нам шокер нужен!
Пипец! Пока не позвала старшего смены, так и кричали…
Шокер, в итоге, отбила, благодаря начальнику:
— Девка-то красивая, к ней приставать будут, а вы, уроды, на что надеетесь? Что к вам ПОД воздействием шокера приставать будут?

На 9 месяце беременности попросила мужа накрасить ногти на ногах. Он долго отнекивался, мол, я не умею и не мужское это дело. Обиделась, ушла в душ… Выхожу и вижу, как он красит СВОИ ногти со словами «ЧТО ТОЛЬКО БЕРЕМЕННЫМ В ГОЛОВУ НЕ ПРИДЁТ!»

Летела как-то летом рядом с молодой семьёй: мама — украинка, папа — француз и их 8-месячный карапуз. Стоило мне опуститься в кресло, как у малыша загорелись глазёнки, почти беззубый рот расплылся в улыбке и он требовательно протянул руки в мою сторону. Ну к детской любви и вниманию привыкла уже давно, но в этот раз ребенок просто светился от счастья. Минут пять гадали с родителями, что же крохе так приглянулось: может цепочка на шее или очки, или длинные волосы. Наконец решились на эксперимент. Карапуз был передан мне на руки и, едва достигнув пункта назначения, эта козявка обеими руками хватается за мою грудь, прижимается к ней щекой и блаженно закрывает глаза. Я хохочу, соседний ряд, с интересом наблюдавший за развитием событий, интеллигентно давит в себе смешок, мама ребенка сидит красная и только хлопает ртом. Но окончательно все легли после невозмутимого и даже гордого папиного комментария: «Настоящий мужчина! Истинный француз!»