Рассказала мама случай из своей студенческой жизни. Раздобыли они курицу и на общей кухне поставили варить. Через некоторое время приходят, а курицы нет, зато рядом лежат три яйца и записка с кривыми буквами, как «курица лапой» писала: «Снесла вам яйца и ушла гулять».

Жил я тогда в общаге. И был там огромный рыжий кот, вызывающий у всех вокруг сильные приступы ласки. Я же со своей аллергией его не трогал, и котяра этот, замеченный всеобщим у-сю-сю, нашел лучшее место для сна: у меня на груди. Представьте: просыпаюсь от того, что глаза режет, смортю — на мне лежит этот красавец с мордой, полной вселенского счастья, и дремлет.
Вроде бы встать надо, глаза закапать, но жалко зверушку будить. Так и лежал, пока не уснул. В общем, проникся этот кот ко мне сильной любовью. Чуть тискать начинали — ко мне, спать — со мной. Я его не прогонял, уж больно жалко его было. Спустя 4 месяца заметил, что перестал от него чесаться. Вылечил, спасибо, бро.

Коллега приходит на работу после выходных мрачнее тучи.
— Что случилось? — спрашиваю.
Тот:
— Да жена нашла в машине использованный презерватив…
Вот, думаю, влип:
— Ну, — сочувственно интересуюсь, — ты хоть пытался как-нибудь отмазаться?
Коллега:
— Да, я даже отмазался! Говорю ей: «Да ты посмотри, он вон какой огромный, такой моим никак не может быть!»
— А она что?
— Она заткнулась.
— Ну, а чего же ты тогда не радуешься? — удивляюсь.
Коллега со вздохом:
— Так он в натуре не мой… А ключи-то от машины и у жены есть!

Сэр Артур Конан Дойл шутки ради выбрал адреса двенадцати самых крупных лондонских банкиров, пользующихся репутацией исключительно честных и добропорядочных людей, и послал каждому из них телеграмму такого содержания: «Всё выплыло наружу. Скрывайтесь». На следующий день все двенадцать банкиров исчезли из Лондона.